Кино в Стране восходящего солнца

Кино в Стране восходящего солнца

19 марта, 2021 Выкл. Автор free

Кино как вид искусства появилось в Стране восходящего солнца в конце прошедшего столетия. С «движущимися фотографиями» (кацудо сясин) жители страны восходящего солнца в первый раз познакомились в 1896 г., а в 1899-м уже делали киноленты сами. В 1900 г. появились 1-ые хроникальные ленты. В 1903-м в Токио открылся 1-ый стационарный кинозал, в 1908-м — 1-ая студия.

Развитие японского синематографа сначала шло в 2-ух направлениях: гэндайгэки — киноленты о современности, их ставили обычно в Токио. В старой же столице Киото предпочитали дзидайгэки — ленты на материале исторических легенд и фольклора. Почти во всем кино развивалось под воздействием театра: как и в классическом Кабуки, дамские роли исполняли мужчины — оннагата. Театральными были и манера игры актеров, и костюмчики, и декорации. До возникновения звукового кино показ кинофильмов аккомпанировал бэнси — живой исполнитель, сидевший рядом с экраном и пояснявший, что происходит на дисплее.

Режиссер Макино Сёдзо (1878–1929), один из родоначальников японского кино, стал равномерно исключать театральные элементы из собственных костюмных драм и сосредоточился в главном на историях из детской и подростковой литературы, также на экранизации произведений, относящихся к старому японскому жанру устного рассказа — кодан.

2-ая глобальная война являлась для Стране восходящего солнца, как и для всего остального мира, непростым временем: росли милитаристские настроения, и часть кинопромышленников поддерживала активную подготовку Стране восходящего солнца к войне. Но конкретно в те годы благодаря творчеству Я. Одзу, Х. Госё, Я. Симадзу расцвел демократический жанр сёсимингэки. Другие режиссеры удачно экранизировали современную национальную литературу, ну и исторические киноленты освободились от помпезности и на материале из прошедшего реально демонстрировали жизнь народа: их героями были не исключительные личности, а обыденные сильные духом люди. Приметным явлением стали киноленты режиссера К. Мидзогути. Придававший огромное значение технике съемки, он творил собственный особенный изысканно-стильный мир, не очень заботясь о том, чтоб угодить духу времени. Незамудреные комедии и драмы из жизни городских жителей, запечатленные рукою мастера, трогали зрителей собственной душевностью, вниманием к эмоциям обычных людей, каждый находил в героях Одзу что-то глубоко личное. Одзу отдал путевку в большой синематограф профессиональным актерам и актрисам, которые стали любимчиками публики.

Естественно, у каждого кинорежиссера были собственный стиль, своя манера съемок, свои подходы к реальности и ее отражению на дисплее. И все же можно гласить о том, что в 30-е гг. сложились главные черты своеобразия всего японского кино, которые и сейчас отличают государственный синематограф страны. Японским лентам характерны некая замедленность деяния и созерцательность, неторопливый установка общих и средних планов, повторяемость сюжетов и героев, но главное — лаконизм и простота, настолько характерные вообщем художественной культуре Стране восходящего солнца.

Но неслучайно культурологи утверждают, что наступивший век – век Азии. На мир обвалились потоки японской литературы, аниме, манги и кино. Необычного кино, самобытного и экзотического, парадокс которого мгновенно стал предметом глубочайших исследовательских работ и жарких обсуждений. В чем все-таки уникальность самого восточного синематографа?

Японское кино – кино созерцательное. Акцент – на зрительный ряд, все глубины смысла запрятаны в образы. Экзистенция, сущность, суть сосредоточились не в смысловом ядре, а в абстрактных прикосновениях к душе людской. Замудренные либо нарочито обыкновенные кадры вызывают массу эмоций и ассоциаций, но самое главное – послевкусие, почти всегда конкретно по окончанию титров можно найти, приглянулась картина либо нет.

Безупречный пример созерцательного кино – «Куклы» Такеши Китано. Странноватые образы, сложное сочетание ярчайших цветов, огромное количество деталей, которые не забываются даже тогда, когда сюжет совсем выветрился из памяти. Потерявшая зрение поп-певица посреди ослепительно броского поля цветов… Двое влюбленных, связанные вместе канатом, преднамеренно идут в индивидуальную неизвестность меж красноватыми японскими кленами… «Куклы» – фильм-полотно, живописное повествование, воспринимаемое только подсознанием. Главное тут – душераздирающие картины неприютной действительности и «снов о кое-чем большем», а сюжет кинофильма навряд ли сумеет пересказать сам создатель.

Созерцательность – очень тонкое орудие в руках опытного режиссера. В средних фильмах она оборачивается всепоглощающей скукотищей, лениво растекшейся по километрам пленки. Оператор может 10 минут сконцентрированно снимать интерьер случайного сарая, герои могут неспеша брести из 1-го конца города в другой, и не сомневайтесь – вам покажут весь этот нехитрый путь. И не дай боже оператору узреть бабочку на невовремя распустившейся гортензии – за жизнью насекомого зритель будет обязан следить еще четверть часа.

Рука об руку с акцентом на зрительном ряде идет тишь. Молчание героев принципно и неоднозначно. Это дань дзен-буддизму, величавой Пустоте, базе Вселенной. Часто главные герои не произносят ни 1-го слова за весь кинофильм, изредка кричат, еще пореже – смеются. Но молчащие герои – не универсальное качество всего японского кино, это отличительная черта специфичного класса кинофильмов, которые узнаются практически по первым кадрам.

В отличие от евро кино, в японском очень не достаточно культурных ссылок. Но простота и незамысловатость сюжетов призрачна. Заместо литературных произведений, знаковых, культурных событий и ранее снятых кинофильмов, японское кино опирается на мифологию. Даже посвященные внутрикорпоративной борьбе якудза киноленты Китано вовсю пестрят отсылками к записям о деяниях древности «Кодзики». Ну, и даже не стоит говорить уже о полностью мифологических умопомрачительных фильмах – с драконами, сказочным героями и соответственной магической атрибутикой. Ни один японский кинофильм не обходится без намеков на самобытную японскую мифологию.

Еще есть один, очень принципиальный для осознания японского кино, момент – это воздействие на него специфичного, кардинально отличающегося от всего остального мира, театра. Пока Европа и Америка неудачно борются с глобализацией, сразу сознательно стирая культурные границы, Япония трепетно относится к своим культурным ценностям и все заимствования тщательно пропускает через призму собственного мира, через традиции театров Да и Кабуки. Даже когда кино распрощалось с театральной эстетикой, оно сохранило неподражаемые особенности: всепоглощающая эстетичность, повторяемость сюжетов, замедленность всего происходящего и упоминавшиеся выше созерцательность и сведение к минимуму диалогов-монологов.

Японское кино обречено на фуррор. И причина не в оригинальности сюжетов, не в престижной сегодня японской эстетике, не в экзотичной красе азиатских лиц. Это можно проверить, посмотрев японские и неяпонские картины: драмы, боевики и комедии безвозмездно в сети веб для сопоставления. Просто японский синематограф дает возможность побеседовать о вещах еще более увлекательных и принципиальных, ежели бюджет и кассовые сборы. И пока голливудские режиссеры пробуют переплюнуть друг дружку в количестве затраченных на создание нового бестселлера средств, японские создатели ориентируются на услаждение собственных эмоций и собственного творческого гения. Заокеанские правила им чужды и скучны. И пока для очередной премьеры устаиваются громкие маркетинговые кампании, Такеши Китано довольно робко сказать, что работа над новым фильмом завершена. И все. Кинозалы по всему миру будут заполнены эстетствующими интеллектуалами. Пожалуй, японские режиссеры просто делают то, что желают.

Особенности японского синематографа

Жители страны восходящего солнца сосредоточены на отражении мелчайших деталей, для их принципиально все: начиная от внутреннего состояния человека, заканчивая тем, что он ест на завтрак. Минимум зрительных эффектов и звучных эффектов – лозунг японских режиссеров. Они прорабатывают совершенно другую сторону кинофильмов – внутреннюю, демонстрируя зрителям действия с оборотной стороны. Японские киноленты (в особенности страхи) держат в напряжении до самого конца, не давая зрителю расслабиться.